Саймон Кинберг о «Повстанцах»

Саймон Кинберг о «Повстанцах»

Саймон Кинберг, один из исполнительных продюсеров и сценаристов Star Wars Rebels, рассказал сайту Entertainment Weelky кое-что о духе сериала, его отличиях от «Войн клонов» и роли Пабло Идальго.

Следующий телесериал по «Звездным войнам» перенесет нас в эпоху, ушедшую давным-давно — в 1997 год. «Повстанцы», которых будет показывать Disney XD, — это первое после «Возвращения джедая» крупномасштабное возвращение к оригинальной трилогии. Продюсеры даже задействовали концепт-арты Ральфа Маккуори, которым несколько десятков лет: старые и ранее не использовавшиеся рисунки инопланетян, планет и кораблей. Исполнительный продюсер Саймон Кинберг («Шерлок Холмс», «Мистер и миссис Смит») рассказал EW о своих планах относительно сериала, который стартует осенью — во всяком случае, насколько это было возможно на такой ранней стадии.

— Итак, как вас занесло в сериал?

— Они собирались снимать анимационный сериал, а мне очень нравились «Войны клонов» [которые шли на Cartoon Network], и в детстве я пересмотрел уйму таких сериалов. Мы стали обсуждать, на какой период общей хронологии «ЗВ» он будет приходиться. Изначально ничего не было предопределено. Это мог быть сиквел, приквел, одиночный сеттинг. Главным для нас было рассказать историю, которая бы обогатила эту вселенную, ответила на вопросы, которые, возможно, есть у зрителей, в любом случае оставила бы после просмотра сериала ощущение более полного мира. Довольно быстро мы пришли к идее, что хотя в фильмах Повстанческий Альянс является неотъемлемой частью, мы почти ничего не знаем о его формировании — по крайней мере, этого не было показано ни в фильмах, ни в [новых] «Войнах клонов». В каноне нет почти ничего такого, где эта тема затрагивалась бы глубоко. С этого мы и начали: давайте расскажем историю героев оригинальных фильмов. А это значило — временной отрезок между Эпизодами III и IV. Слишком близко к «Новой надежде» подходить не хотелось, это было бы немного однообразно. Хотелось увидеть зерна, из которых вырастет полномасштабное восстание.

— Чем сериал будет отличаться от «Войн клонов» внешне и по духу?

— Выглядеть он будет иначе. Насколько я понимаю намерение — а производство уже продвинулось далеко — он по духу должен заметно отличаться от «Войн клонов». Мы возвращаемся к визуальному образцу Ральфа Маккуори, который был одним из творцов концепт-артов оригинальных фильмов саги. Его рисунки более мягкие, немного более метафоричные, они выглядят именно как нарисованные от руки, а не на компьютере. Первые фильмы тоже были такие, чувствовалось, что их снимали вручную. Мы хотели, чтобы в сериале тоже было такое ощущение. Кроме того, есть архивы, где [создатель ЗВ Джордж] Лукас хранит оригинальный арт и макеты, м там есть масса вариаций Маккуори на тему вселенной «Звездных войн», которые так и не были использованы в фильмах. Местами мы буквально брали планеты, машины, существ из оригинальных артов, которые не пошли в дело, и использовали их в сериале.

— Просто фантастика. А каково отличие в сюжетах? Насколько мрачным может быть сериал на Disney XD?

— В таком ключе обсуждений не было. Но мир, который мы создаем, — это имперский мир. Вы увидите влияние Империи, штурмовиков, которые унижают и угнетают жителей галактики. Тематически и политически истории бывают очень мрачными. Но что касается тональности сериала, то мы брали пример с оригинальных фильмов с их духом забавы, приключений и бесшабашности, с эмоциями и реалистичными персонажами. Так что примером для подражания для нас были оригинальные фильмы. Конечно, между «Новой надеждой», «Империей» и «Возвращением джедая» есть небольшие отличия в тональности. Но я считаю, что ближе всего сериал по тону к «Новой надежде». То есть местами мы углубляемся в мрачную предысторию, местами показываем жестокость и злобность Империи, но по большей части это веселая история о персонажах. Опять-таки беря пример с оригинальных фильмов, она не так завязана на политике, как приквелы, а больше сосредоточена на личностях. Начинается все с представления персонажей, которые будут героями сериала. Я написал сценарии первых двух эпизодов, это будет как бы часовая история из двух эпизодов. где будут представлены главные герои сериала.

— Вы создали нового злодея — инквизитора. Чем он такой особенный?

— Пожалуй, это самая устрашающая часть всего процесса. Джордж, несомненно, хотел видеть самого лучшего злодея данного периода. Прежде чем придумать этого инквизитора, мы очень долго проводили «мозговые штурмы», работали с художниками. Вы видели его портрет. Мы хотели, чтобы это был жуткий, кошмарный персонаж, чтобы детям было страшно, но при этом он не должен был выглядеть слишком незнакомо, слишком по-животному. По понятным причинам мы не хотели надевать ему шлем: его бы сравнивали с Дартом Вейдером. Нужен был персонаж холодный и расчетливый, умеющий разглядеть как эмоциональную, так и физическую слабость, и специфически близкий к джедаям в плане использования Силы. То есть некто такой, кого особенно боялись бы выжившие джедаи.

— Задействуете ли вы персонажей из расширенной вселенной, таких как адмирал Траун, или это будут только герои фильмов и ваши собственные персонажи?

— Есть персонажи из разных частей вселенной. В нашем распоряжении есть Пабло Идальго, гений «Звездных войн». Он знает все о каждой планете, каждом образе, который был когда-либо создан для ЗВ. Мы часто к нему обращаемся, и он тесно интегрирован в процесс. Он может сказать, что в таком-то комиксе 1994 года есть клёвая кантина, или назвать клёвое существо, о котором не все из нас знают. Он приносит нам всякую всячину. Или мы поручаем ему «прокачать» злодея, создав ему интересную предысторию. Это может быть персонаж или планета, о которых мы не знаем. Иногда из «пасхалки» разрастается полноценный эпизод.

— Появятся ли в сериале Дарт Вейдер и Император? Если да, то не задействованы ли актеры, которые изначально их озвучивали?

— Не думаю, что имею право отвечать на этот вопрос. Но могу сказать, что по возможности мы хотели бы привлекать изначальных актеров.

— Что еще в новом сериале, по вашему мнению, может особенно заинтересовать фанов? Что вы можете рассказать в данный момент?

— Сама причина, по которой я захотел этим заняться. Я чувствовал, что это шанс рассказать нерассазанную историю. Мне очень нравятся [новые] «Войны клонов» и все, что связанно с приквелами, но в киноиндустрию я пришел именно благодаря оригинальным фильмам. Мне всегда нравились истории происхождения. А происхождение целой организации — мне кажется, раньше мы никогда такого не делали. Подход был такой же, как в реальном мире. Если бы я рассказывал историю Американской революции, то не стал бы начинать с самой знаменитой битвы — я бы начал с самого начала, с четырех парней, которые собрались в комнате, с самой первой искры, и это было бы очень драматично и здорово. Все эти закулисные переговоры — это очень классно, ведь впервые люди понимают, что Империи можно дать отпор.

— Можете ли вы рассказать, с какого инцидента начинается ваша история в первом эпизоде?

— Тут мне придется отвечать немного туманно. Не столько из желания держать все в секрете, сколько потому, что для меня — это может показаться очень ностальгическим чувством — удовольствие от оригинальных фильмов во многом было связано с тем, что о них мало что было известно. Могу сказать, что сериал начинается, когда Империя на вершине могущества, а инцидент состоит в том, что Империя творит свое имперское зло и наши герои собираются вместе.

— Знаем ли мы кого-то из этих героев?

— В сериале множество новых персонажей. Приквелы были посвящены в основном предыстории известных персонажей, но в сериале много неизвестных. Главные герои — это новые персонажи.

— Можете ли описать парочку новых?

— Пока нет!