Острандер о своем наследии

Острандер о своем наследии

На форуме Dark Horse Джон Острандер присоединился к вчерашнему обращению Рэнди Стрэдли, но сам надежды на продолжение ЗВшного творчества не теряет. «Что касается меня, — говорит сценарист, — то есть проекты, которые я пытаюсь запустить, и да, я поговорю с Marvel о том, чтобы писать комиксы по ЗВ у них. Посмотрим, что из этого выйдет. А пока впереди последние выпуски «Зари джедаев». Никогда не позволяйте грядущему лишать вас радостей сегодняшнего дня». В декабре, еще не зная, что предстоит, Острандер дал интервью фансайту Eleven-ThirtyEight, в котором вернулся к серии «Наследие» и началам «Зари джедаев»

dawn-of-the-jedi8Джон Острандер, зачастую работающий со своей коллегой Джен Дуурсимой, имеет, наверное, самое обширное резюме ЗВшных историй: сначала приквельная сага о Квинлане Восе, затем далекое будущее с пра- (пра-?) внуком Люка Скайуокера Кейдом в «Наследии», а потом — начало всех начал в серии «Заря джедаев», которая в прошлом месяце продолжилась мини-серией «Война Силы». Если история «Звездных войн» — это карта, то можно сказать, что Острандер и Дурсима — это кнопки, которыми она пришпилена по краям. Недавно Джон нашел время, чтобы вместе с нами оглянуться назад на будущее («Наследие») и заглянуть вперед в прошлое (DotJ).

Eleven-ThirtyEight: Прошло уже больше семи лет со времени дебюта «Наследия», которое стартовало в июне 2007 года. Вы работаете в индустрии комиксов уже несколько десятилетий, приложили руку и/или создали сами множество серий. Как, по вашему мнению, «Наследие» повлияло на Расширенную Вселенную и что вы считаете наследием этой серии?

Джон Острандер: Наследие «Наследия»? Если честно, то сам не знаю. Есть ли оно вообще? Я не особо не задумываюсь над такими вопросами. Я делаю свою работу в надежде, что истории понравятся читателям, а наследие, если оно будет, пусть само о себе позаботится.

— Одной из повторяющихся тем в «Наследии» было доверие. Например, Кейд уверяется в своем предназначении, Совет моффов напрасно верит ситам, Стази не доверяет войскам Фела, а галактика в целом не доверяет реформированным йуужань-вонгам. Чем вас так привлекла проблема доверия, что вы выдвинули ее на передний план?

— Это может показаться неискренним, но «Наследие» обзавелось собственными темами. Конечно, мы использовали такие традиционные ЗВшные темы, как искупление грехов, но обычно мы с Джен занимаемся тем, что я называют «сплетанием историй». Мы связываем воедино одну сюжетную нить с другой, и появляется рисунок, а то и не один. Тема доверия — один из примеров. Не уверен, что мы умышленно ее развивали с самого начала, но можно видеть, как эта тема набрала ход по мере развития истории.

— Говорят, что хорошая мысля приходит опосля. Оглядываясь назад на весь тот труд, который вы с Джен Дуурсимой вложили в «Наследие», можете ли вы сказать, что удовлетворены концовкой? Были ли какие-то части, которые не удалось развить как вам хотелось, или значимые идеи, от которых пришлось отказаться?

— У нас с Джен была масса историй, которые мы бы хотели развить. Например, сама по себе битва за Тайный храм должна была занять отдельную арку. Я бы с удовольствием развил линию Хондо Карра и мандалорцев. Но у нас в распоряжении было шесть выпусков, в которых нужно было все закончить. Я отнюдь не считаю, что мы плохо с этим справились, и счастлив, что мы получили возможность закончить серию, но когда классно проводишь время, всегда хочется еще, правда?

— Одной из главных причин успеха и притягательности «Наследия» были разнообразные вспомогательные сюжетные линии и персонажи второго плана, которыми вы заселили вашу вселенную. Если бы вам выпала возможность вернуться к кому-нибудь из них, то кого бы вы выбрали? И связанный с этим вопрос: вы следите за серией «Наследие» Бечко и Хардмана?

— Я читаю новую серию «Наследие», просто чтобы быть в курсе, что там происходит. Что касается персонажей второго плана, то и для меня, и для Ника любимым героем всегда был адмирал Стази. Возможно, это мой любимый герой из второстепенных. Как я уже говорил, с удовольствием бы написал историю Хондо Карра. Не могу назвать ни единого сюжета или персонажа, с которым я не хотел бы поиграться.

— Перейдем к «Заре джедаев». Вам выпала уникальная честь — писать не только о древних дже’дайи, но и о джедаях эпохи приквелов и далекого будущего. Учитывая, как разнятся философии дже’даи и современного ордена (орденов), хотелось бы узнать: считаете ли вы, что какая-либо из этих групп эмпирически более «права», чем остальные? Дже’дайи, перенесенного во времена Оби-Вана, наверняка сочли бы слишком темным — или это было бы ошибочное впечатление? Или правильного ответа вообще нет?

— Скажем так: я думаю, они не просто так перестали быть дже’дайи и стали джедаями. Йода как-то сказал, что кто раз встал на темную тропу, будет идти по ней всегда. Я думаю, что равновесие — замечательная концепция, но не уверен, работает ли она на практике. Полагаю, будет совершенно правильным сказать, что Оби-Ван счел бы дже’дайи слишком темными. Был бы он прав сам? В конце концов, Орден джедаев тоже проиграл.

— Чем меня всегда поражал тандем Острандера и Дуурсимы, так это глубиной и четкостью миропостроения. С чего вы начинали разработку новой эры, будь то «Наследие» или «Заря джедаев», — с персонажей или с сеттинга? Например, в какой мере система Тайтон возникла в готовом виде, а в какой — из конкретных историй, которые вы хотели поведать?

— Мы начинали с того, что уже было обрисовано или обрисовывалось в игре. Это я называю «исходными данными». Дальше мы экстраполировали: мы знали, сколько планет в системе Тайтон, но ни одна из них не имела имени. Насколько я знаю, начали мы со сцены, но уже вскоре стали появляться персонажи, и сеттинг развивался параллельно с ними. Так что не или/или, а одновременно.

— Как мне кажется, в вашем творчестве есть еще один отличительный момент, но его трудно выразить словами. По сравнению с комиксами других современных сценаристов, таких как Дж. Дж. Миллер или Том Тейлор, ваши персонажи говорят с определенной… скажем, так, театральностью, и особенно часто бросается в глаза использование полных имен друг друга. Это тем интересно, что хотя хорошо соответствует мелодраматической природе фильмов, но в то же время придает вашим историям некий ореол формальности, какой редко встретишь в нынешних комиксах. Пожалуй, хотелось бы послушать о вашем подходе к написанию ЗВшных диалогов, а также о том, является ли это различие умышленным… или оно мне только мерещится?

— Местами это умышленно. Я стараюсь придерживаться фильмового стиля, скажем так, щадя ваши уши. Использование полных имен, особенно среди джедаев, выглядит как норма обращения джедая к джедаю. Эти персонажи держатся более официально. С другими персонажами, такими как Вилли, я думаю, ситуация другая. Там все более свободно и неформально. Это просто элемент текстуры, которую мы стараемся придать нашим историям.

— Авторы как комиксов, так и романов часто называют описания битв флотов одной из самых трудных сторон Расширенной Вселенной. В «Наследии» вы описали несколько масштабных и сложных боев, таких как битва за Ралтиир, вторая битва за Дак и наступление на Тайвас. Для начала, как вы продумываете бой в голове и излагаете его на бумаге? Во-вторых, насколько подробные указаныя вы даете художникам Джен Дуурсиме и Омару Франсии относительно визуального представления батальных сцен?

— В целом я стараюсь не давать художнику слишком много указаний, только то, что должно быть в сцене. Битву флотов я структурирую как всякую боевую сцену — она пульсирует. Некоторые битвы кажутся сложными в силу того, что одновременно разворачивается более чем одной боевой сцены. Немножко действия с этим персонажем в углу картины, затем переключаемся на кого-то другого или что-то дрегое, потом на третье, потом можно вернуться к первому, каждое событие разворачивается в нужное время. На каждой панели может быть только ОДНА главная сцена — если больше, сюжет быстро станет запутанным. Завязка, развитие, развязка. Последнее, что нужно, — это чтобы читатель запутался. Если происходящее на страницах читателю не понятно, он потеряется. Наконец, самое главное — это персонаж, и каждый бой или действие должны раскрывать образ персонажа. Бои и экшн ради самих себя быстро утомляют, потому что не могут зацепить читателя. Взрывы смотрятся клёво, но они должны быть в контексте истории, которую вы стараетесь рассказать.

— В грядущей «Войне Силы» выглядит так, что дже’дайи уже вполне приняли Зеша в свои ряды. Возвращаясь к моему вопросу о философии: это не похоже на то, что с легкостью сделали бы «современные» джедаи. Плохая это идея или хорошая? И если для Зеша есть надежда на реабилитацию (или, лучше сказать, равновесие), то есть ли надежда для Дейгена Лока?

— О-о-ох… все это часть истории, поэтому пока что воздержусь от ответа.

— И последний вопрос: хотелось бы узнать ваше мнение о романе Тима Леббона «Заря джедаев: В пустоту». Кто первым к кому обратился — комиксисты к романистам или наоборот? Насколько тесно вы и Джен работали с Леббоном, если такое сотрудничество было? Есть ли вероятность, что Ланори Брок появится в «Войне Силы»?

— Нас привлекли Lucasfilm Licensing и Del Rey. Мы посмотрели первую редакцию сюжета и высказали свои мысли. Тим в своей работе использовал то, что мы уже написали (даже если не все еще было издано), но мы продолжали разрабатывать сюжет и разные аспекты персонажей и сцен. Я свел Ланори и Хоука вместе в рассказе, который написал к этой книге, но мы не планируем использовать ее в комиксе — по той же причине, по которой мы не использовали в «Наследии» персонажей НОД и их потомков: мы не хотели связывать руки писателям, и мы не хотели делать того же с Тимом, на случай, если он захочет рассказать о Ланори еще какую-нибудь историю. У нас самих достаточно историй и без того.